Меню Закрыть

Военный аэродром у мыса Аспидный в Черском

Однажды, планируя очередную весеннюю  охоту на гусей, я решил поехать в низовье Колымы, почти к самому океану. Изучая по гугл-карте «театр предстоящих боевых действий», я обнаружил на одном из скалистых мысов – Аспидном, странное природное образование: на зелёной поверхности тундры чётко просматривался гигантский крест правильных геометрических размеров. Две широкие многокилометровые полосы пересекались Х-образно и цвет растительности отличался от окружающей тундры. Поспрашивал стариков об этом явлении и получил такой ответ:

-Да это же Аспидный! Аэродром военный, был такой у нас в 50-е годы.

Ветераны авиаторы из Черского подтвердили, был, мол, такой аэродром, они с него решётки снимали. Металлические решётки быстросборной конструкции для устройства полевых аэродромов на слабых и сыпучих основаниях. Кроме того на спутниковой карте были видны постройки, дорога и пристань. Я, как бывший военный авиатор, решил обязательно посетить это место. И выяснить о нём побольше.

Весной гуси и журавли летят на север на гнездовья, и чем теплее весна, тем гуще становятся птичьи стаи. Журавли летят стройными чёткими эскадрильями по 20-40 птиц. Гуменники очень мнительные, осторожничают, поэтому летят высоко. И ещё какие-то гуси, названия которых я не помню, но летят они неровной линией над горизонтом, шумят как цыгане, и даже умудряются драться на лету. Журавлей обмануть несложно, садятся на манки с первого захода, но на них никто и не охотится. 

Однако я отвлёкся…

В мае на реке Колыма ещё стоит лёд, а тундра уже растаивает, туда и рвутся гуси, значит и мы. Проезжая по льду на снегоходе, я вспомнил про аэродром и уговорил напарника задержаться ненадолго. Действительно, достаточно хорошая грунтовая дорога с пристани поднимается вверх на скалы. Мыс Аспидный представляет собой полуостров с обрывистыми скальными берегами с трёх сторон, а вершина его плоская столообразная горная тундра. Там я обнаружил остатки построек, в которых можно было угадать несколько жилых домов, рухнувший деревянный ангар, сгоревшие гаражи и монументально-бетонную котельную, от которой как паутина в разные стороны проложены ржавые трубы. Пройдя чуть подальше, я обнаружил П-образное грунтовое обвалование с колючей проволокой по бруствер. Капонир?! Подумал я, оказалось склад бомбового вооружения, внутри деревянные реечные упаковки от авиабомб (похоже, ФАБ-50). Прямо  в тундре сиротливо торчат футбольные ворота, чуть подальше куча старых свернувшихся кирзовых сапог и гора противогазов, интересно не резиновых, а сшитых из прорезиненного брезента. Из земли торчат трубы и задвижки – это то, что осталось от базы ГСМ. ВПП почти срослась с тундрой. Только по ряду старых бочек, ровно стоящих на расстоянии 100 м друг от друга, можно догадаться, что это край ВПП. Ещё одна ВПП с другого курса пересекает её. Очень верно продумано: самолёты могут взлетать и садиться в любых направлениях при ветре с разных сторон. На обратном пути обнаружил вросшие в землю огромные звёздообразные движки, ещё обломок шасси. На колесе надпись BOING. Ещё есть пара огромных гидравлических домкратов. Самолёты, которые здесь базировались, были явно не маленькие. Пора ехать, напарник торопит. На бегу замечаю под обрывом несколько единиц разбитой техники: ЗИСы, трактор «Сталинец», сплющенный Виллис и другие. Нужно еще раз приехать и осмотреться.

После охоты на обратном пути заехали на участок оленеводов Краснушку, там кочевая школа, база и здесь живёт самый старый оленевод, которого я знаю, дядя Вася Ягловский. Вот, что он рассказал про аэродром:

 – Я ещё мальчиком был, мы каждую осень кочевали через мыс Аспидный, а в тот год наши олени напоролись на проволоку. Колючую проволоку они не замечают, то есть не принимают за препятствие, думают, что это тальник, веточки и бьются на бегу. Нескольких оленей мы не спасли. Удивились тому, что посреди тундры появился забор и прошли вдоль него. Увидели на берегу людей, палатки, бочки, ящики, плоты. К нам подошли военные… вроде как наши – русские. После того, как мы разобрались в ситуации, командир решил возместить нам ущерб продуктами, бензином и патронами (в неограниченном количестве).  Однако запретил к этому месту приближаться. Через несколько дней солдаты подняли над лагерем красный флаг. Я не знаю, какие там самолёты были, не разбираюсь. Однако взлетали они по три (звеньями), разворачивались и улетали в море. Исчезли солдаты неожиданно, в один год, не помню точно когда, давно это было.

Через много лет я узнал, что Аспидный был аэродромом подскока для наших бомбардировщиков, которые должны были бомбить Америку. И таких аэродромов в Арктике было несколько. Но полковник ГРУ Олег Антонович Гордиевский сбежал на запад и сдал дислокацию всех наших сил в Заполярье, и существование секретного аэродрома Аспидный потеряло смысл.

Во время моей срочной службы в Тикси я видел на стене заброшенного пункта управления приклеенную карту США и Канады, на котором были красные и синие стрелки на Аляске, первоочередные и второстепенные цели на их городах, районы с вражескими ПВО, маршруты патрулирования самолётов. По приказу командования мы сожгли этот штаб, карту и много чего ещё.

Летом во время шторма я прорвался на Аспидный, переночевал в землянке и на остатках кирпичной стены написал «Слава Советским ВВС».

Цвет растений подсказывает, что здесь была ВПП
Бочки с ГСМ
Упаковка от авиабомбы ФАБ-50
Гора угля у бывшей котельной
Пожалуйста подождите...

Добавить комментарий